Право отца на долю в жилье при использовании материнского капитала

23.04.2022

Тема материнского капитала постоянно всплывает в судебных спорах о недвижимости, причем под совершенно разными углами. В конце этого текста приведу несколько ссылок на прежние материалы, а сегодня предлагаю рассмотреть очень узкий вопрос, которого ранее никогда не касался.
Возьмем стандартную ситуацию:
- супруги не имеют брачного договора;
- в период брака ими приобретается жилье;
- при расчетах с продавцом либо с кредитором супругами используются средства материнского капитала (в соответствии со ст. 7 ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей").
Согласно закону, итогом этой всей этой истории должно стать появление долевой собственности родителей и детей. Так себе результат, но таков закон.
Теперь немного изменим условия и обнаружим некоторые пробелы в правовом регулировании.
Предположим, что сертификат на получение материнского капитала получен в браке, но в дальнейшем брак расторгнут. Представим также, что распоряжение средствами материнского капитала произошло уже после брака. Проще говоря, мама детей развелась с их отцом и купила какое-то жилье, использовав сертификат на материнский капитал.
Возникает вопрос: должен ли папа (бывший муж) быть наделен долей в праве на такое, купленное после развода, жилое помещение?
Все неоднозначно.
Мотивы отцов, которые требуют выделить им долю в новом, «послебрачном» жилье, могут быть самыми различными. От банальной корысти до желания иметь возможность беспрепятственно входить в жилое помещение, в котором проживают их дети, чтобы общаться, контролировать условия проживания несовершеннолетних и так далее. Не будем останавливаться на мотивах, посмотрим на мотивировку, которую используют такие отцы, требующие признания за собой прав на жилье, купленное после развода и оплаченное хотя бы отчасти материнским капиталом.
Основной довод этих истцов - отсылка к Определению ВС РФ №4-КГ16-73 от 14.03.2017 г. В документе указано: «при определении долей родителей и детей в праве собственности на жилое помещение необходимо руководствоваться частью 4 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ, а также положениями статей 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации. Учитывая изложенное определение долей в праве собственности на квартиру должно производиться исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала, потраченные на приобретение этой квартиры, а не на средства, за счёт которых она была приобретена. В данном случае необходимо руководствоваться принципом соответствия долей в зависимости от объёма собственных средств, вложенных в покупку жилья родителями (в том числе средств, принадлежащих каждому из родителей, не являющихся совместно нажитыми), а также средств материнского капитала. Материнский капитал должен распределяться на родителей и детей в равных долях. Доли детей в общем имуществе определяются пропорционально их доле в материнском капитале».
Рассматривая несколько иную ситуацию, Верховный суд России все же указал, что, даже если жилье приобретено за счет личных средств жены - то есть, как раз, как в нашем случае, у отца доля должна равняться хотя бы доле каждого из детей, поскольку все они, и дети, и отец – получатели средств материнского капитала.
Такие указания, по мнению истцов - прямой путь к признанию за бывшем мужем прав на долю в жилом помещении.
Требуя признания за собой прав на жилье, купленное с использованием средств материнского капитала уже после расторжения брака, истцы, кроме того, указывают, что, во-первых, они никогда не отказывались от положенной им выплаты, а, во-вторых, тот же ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей", напрямую не говорит, что отца детей не нужно наделять долей в праве в случае расторжения брака. Такого указания в законе действительно нет.
Соглашаясь с приведенной позицией Верховного суда России, я, тем не менее, не думаю, что подобные иски должны удовлетворяться. Начать приходится с соображений обычной разумности. Признание за бывшим мужем права на долю в послебрачном жилье может повлечь очень неприятные последствия, если мама детей уже вступила в новый брак и не подписала в нем брачного договора. В этом случае, по логике истцов, должна образоваться общая собственность детей, мамы, ее нынешнего мужа и отца детей от первого брака (!). Общая собственность бывшего и нынешнего мужа одной женщины – явно не то, к чему следует стремиться. Кроме очевидной неразумности такого решения есть и правовые препятствия.
Так, согласно п.3 ст. 3 ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" право отца на средства материнского капитала появляется в ряде случаев, строго описанных в законе (в случаях смерти женщины, объявления ее умершей, лишения родительских прав, совершения в отношении своего ребенка умышленного преступления) и т.п. То есть, текстуально, капитал – материнский, и отцовским становится только при определенных обстоятельствах, к которым развод не относится.
Кроме того, к ситуации вполне можно применить п. 2 ст. 34 СК РФ, которая относит к общей собственности супругов не только доходы каждого из них, но и «иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения». У материнского капитала, напротив, имеется «специальное целевое назначение». Сказанное опять же не позволяет отнести отца детей к владельцам средств материнского капитала, так как получатель средств – мать.
В целом, нельзя сказать, что логика истцов, описанная выше, полностью несостоятельна, но судебная практика в этом вопросе складывается пока довольно однообразно. Суды отказывают в удовлетворении требований бывших супругов, которые претендуют на долю в жилье, оплаченную после расторжения брака материнским капиталом. См., например, решение Ершовского районного суда Саратовской области по делу № 2-169(3)/16 от 19 июля 2016 г. Мотивировка хромает, но в иске – отказано.
Бывших супругов из «нового» жилья также выселяют, даже если они уже заселились в него: см., например, решение Увинского районного суда Удмуртской республики по делу № 2-1094/2013 от 11.12.2013 г.
Отказывая в требованиях отца детей, претендовавшего на долю в жилье, оплаченную материнским капиталом, Новосибирский районный суд Новосибирской области в решении от 05 сентября 2018г. по делу № 2-1866/2018  указал: «самостоятельным основанием для приобретения права собственности на жилое помещение лицом, не являющимся членом семьи получателя материнского капитала, только в силу отцовства в отношении ребенка, использование средств материнского капитала не является».
Мотивировочные части перечисленных судебных актов далеки от совершенства, но в целом позиция государства понятна: в описанной ситуации бывший муж или просто отец детей прав на купленное жилье получить не может. Спорная, конечно, позиция, но хорошо, что хотя бы есть определенность.
Правда, нужно сделать оговорку.
Совершенно иначе складывается ситуация, если спорное жилье было приобретено в браке. Суды не только признают право собственности за бывшим мужем и отцом детей, но и признают недействительными сделки по отчуждению собственности без его согласия: см. решение по делу № 2-750/2018 Бугульминского городского суда (Республика Татарстан) от 24.05.2018 г. . Ранее названное Определение ВС РФ №4-КГ16-73 от 14.03.2017 г. также касалось наделения отца долей в праве на жилье, купленное в браке.
Получается парадоксальная ситуация. Если женщина использовала материнский капитал в браке на покупку жилья, супруг должен получить долю в праве. Напротив, если женщина использовала материнский капитал уже после расторжения брака – муж ничего не получает. Точно также, если брака у родителей не было вообще, отец также не имеет прав на купленное жилье.
Причины данного алгоритма неясны, но пока что все работает так. Отец то является получателем средств, то не является, причем в законе напрямую все описанное не указано. Мало того, родителей при получении сертификата на материнский капитал обо всем этом не предупреждают.
Я лишний раз укрепился во мнении, что использовать материнский капитал для покупки жилья не следует вовсе, хотя бы из-за пресловутой долевой собственности, либо имеет смысл покупать какой-то отдельный объект и целиком оформлять его в детскую собственность. В других случаях – одни проблемы от государственных денег. Если же еще учитывать соотношение стоимости жилья в крупных городах с получающимися детскими долями, то становится понятно, что игра просто не стоит свеч.

P.S.
Интересно, что наш законодатель также совершенно не делает различий между тем, потрачены ли средства материнского капитала на оплату продавцу жилья, либо деньги направлены в счет погашения кредита, связанного с приобретением жилья (см. Постановление правительства РФ от 12.12.2007 N 862 (ред. от 16.04.2021) "О Правилах направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий". С точки зрения гражданского права различие бы делать нужно, так как расчеты с продавцом идут по правоустанавливающему договору, а с кредитором – по совершенно другой сделке, которая может даже привести к утрате прав на жилье, но на это традиционно закрывают глаза. Названное Постановление правительства допускает перевод средств материнского капитала по обеим сделкам.
Повторюсь, что правовое регулирование материнского капитала в целом к логике имеет весьма отдаленное отношение. Впрочем, что удивляться – капитал-то материнский.

Как обещал, ссылки на прежние материалы, имеющие отношение к теме:
- в 2013 г. я участвовал в судебном процессе, в котором продавец не получил часть суммы, которая должна была быть оплачена средствами материнского капитала (№ 23 за 2013 г.);
- в 2014 г. разбирались нехитрые схемы «обналичивания» средств материнского капитала (№ 3 за 2014 г.);
- в 2015 г. начинала формироваться, но, к счастью, так и не прижилась практика оспаривания сделок с жильем, в котором до продажи не были выделены детские доли, оплаченные материнским капиталом (№ 17 за 2015 г.).

герб_ср размер.jpg
www.granatmaxim.ru

Еще статьи